Концепция Гондора

Ты хочешь услышать о Гондоре? Как описать тебе этот край – он велик и разнообразен. Сердце подсказывает, что лучше начать с самого начала. Когда-то много поколений назад в залив Бельфалас вошли корабли Верных. Мы и сейчас можем пройти тем путем. Корабль надо править восточнее, тогда забравшись на мачту еще издалека можно увидеть рукава Андуина – множество речных протоков, которыми Великая река изливается в море. Двигаясь к истоку, мы встретим множество приречных поселений, длинные отлогие склоны с прекрасными плодородными угодьями, торговые и рыбацкие суда. Но нам нужно подняться выше, достичь столицы. Вот она Звездная Цитадель, Осгилиат, надвое рассеченный течением Андуина. Чтобы попасть в порт, нужно проплыть под огромным белоснежным мостом, прямо на нем построены дома, лавки и мастерские. Руками мастеров, сохранивших традиции и знания, возведены искристые фонтаны и многочисленные башни. Статуи и витражи славят деяния прошлого, устланные каменной мозаикой дороги и мосты так и манят бродить и любоваться.
К востоку и к западу от Осгилиата стоят Минас Итиль, Крепость Восходящей Луны и Минас Анор, Крепость Заходящего Солнца, хранящие вечную память о двух братьях, построивших их. Минас Итиль – семиконечная звезда, возведенная на уступах Пепельных гор, вечный страж Мордора. Минас Анор - семь каменных стен на плечах Белых Гор. Здесь чаще встретишь высоких, темноволосых и сероглазых дунэдайн. Это место, где хранится память о великих делах, и множатся знания, надежно защищенные древними каменными стенами. Резные колонны, арки и широкие мостовые, галереи и сводчатые залы – все это так напоминает могущественный Нуменор во дни величия.
Но величие, застывшее в камне – это лишь одна сторона Гондора. Совсем рядом - просторные сады Лоссарнаха, здесь в основном живут люди невысокие и смуглые, возделывавшие эти земли еще до прихода нуменорцев. Южнее обласканный солнцем Лебеннин, край пяти рек, где рассветы утопают в туманах и дороги пропахли хмелем, величественные Белые горы, покрытые вечнобелыми шапками снегов, где воздух пропах хвоей и морозом, и откуда по всей стране растекаются реки. На западе далекий край холмов Пиннат Гелин с аккуратными зелеными деревушками и побережье Анфалас, земля охотников и рыбаков, где на морском берегу чередуются неприступные утесы и красивые заливы с берегами покрытыми белым песком. На юге яркий, ни на что непохожий Умбар – город-порт, город-перекресток, город тысячи наречий. К северу от Белых гор великие равнины Каленардона, край пастухов, где зеленые луга раскинулись на много миль, и среди зеленых волн этого моря то тут, то там можно увидеть белые, как морская пена, отары овец. А к востоку от Великой реки на просторах Рованиона ветер несет сухой жар прогретой за день земли, смешанный с терпким освежающим ароматом полыни.
Однако повсюду можно встретить высокие башни, гордые крепости и прекрасные гавани, прочные и величественные. Везде свято чтут законы и традиции, хранят язык и помнят историю. В Гондоре, как старшие и младшие братья, живут бок о бок наследники Нуменора и потомки народов, поселившихся на этих землях до прихода королей. И хоть объединены эти народы общей историей, все же дунэдайн выделяются своей мудростью, верностью слову и делу, трепетным отношением к прошлому.
1400-е годы. Время, когда в Гондоре происходят события, повлекшие за собой кардинальные перемены в стране. Король Валакар умирает в 1432 году, а его сын Эльдакар, рожденный от брака с дочерью князя Рованиона, возвращается из северных земель и воцаряется на троне. К королю, имеющему примесь не-нуменорских кровей, относятся неоднозначно. Для Гондора король – это больше, чем просто правитель, он наследник Элендиля Верного, первый среди дунэдайн, олицетворение справедливости на земле, наместник Валар и Единого. Смятение среди людей Гондора усугубляется существованием другого претендента на трон - Кастамира, главного кормчего и троюродного брата Эльдакара.
Башни Стражей
На востоке страны стоит побежденный в войне Последнего Союза Мордор. Он отделен от Итилиэна Горами Тени, по ту сторону которых силами Гондора воздвигнуты башни Стражей. Уже более тысячи лет воины Барад-Форн и Кирит-Дуат стерегут проходы в земли Врага. Башня Кирит-Дуат перекрывает восточную сторону перевала через Горы Тени, который ведет к Минас-Итилю. Это единственный удобный проход в Мордор, не считая Черных врат на севере, где смыкаются хребты Гор Тени и Пепельных гор. Барад-Форн находится севернее Кирит-Дуата между Горами Тени и внутренним хребтом Моргаи. Оттуда спускается дорога на плато Горгорот и к Железному устью. Эти две башни связаны между собой дорогой, проходящей между хребтами Эфель Дуат и Моргаи. И в Барад-Форн проще всего попасть именно этим путем – через Минас-Итиль и Кирит-Дуат.
К Стражам Мордора относятся с большим почтением, и воины, отслужившие тут положенный срок, могут рассчитывать на высокое звание, или достойную старость. Гарнизоны башен пестрят лицами из различных уголков Гондора, здесь можно встретить и молодых юношей и девушек, воздающих дань победе предков и седовласых воинов, отслуживших свое на небезопасных границах. Рутина и изматывающая атмосфера заставляют воинов по-разному воспринимать происходящее. Для одних – это просто затерявшаяся горстка людей в старой башне, для других – бессменные часовые на рубежах со злом.
Из личных записей, оставленных в форте:
«7-й день хитуи, год 1415
Первое что отмечаешь, попадая сюда – молчание. Здесь редко летают птицы, да и животных среди каменистых склонов встречается немного. Зато по ту сторону от перехода все по-другому, Мордорская земля наполнена чем-то неявным, что вынуждает меня, взрослого мужчину 70-ти лет, оглядываться, вслушиваться и видеть опасность везде. Это тяготит, но еще большую тяжесть сердцу придает невозможность поговорить об этом с сослуживцами по форту. Первая же попытка показала мне, что выраженные словами эти мысли показывают лишь то, что я обладаю качеством, неведомым ранее роду дунэдайн – трусостью.
С удивлением для себя, я осознал, что все чаще заполняю свободные вечера пением, нередко это старые песни о мореходах Нуменора, звездах и древних Королях.
29 день гваэрона, 1416 год
Наш командир говорит, что рутина ослабляет бдительность. И это воистину так! Сегодня наша группа была в дозоре, и мы едва не попали в ловушку. Я не знаю, кто ее поставил и когда, ведь по этому маршруту мы ходим уже не первый раз! Это была стрела. Сначала мы подумали, что это кто-то выстрелил, но затем достаточно быстро нашли самострельную систему, которая запускалась передвижением камня на тропе. Атанора ранило в плечо. К счастью, наши лекари не впервые сталкивались с таким и смогли помочь.
Но только это событие вдруг открыло мне глаза, что мы здесь не стоим на месте, как многие думают, а движемся куда-то шагами, настолько мелкими, что и не заметить».
Недописанное письмо
«Дорогой брат,
Вчера наконец до нас добрался посланник из Минас-Итилия, поэтому твое письмо пришло с запозданием. Боюсь себе представить, что за это время могло произойти. Ты пишешь об ужасных вещах, я бы даже поверила, что это дело рук Врага, если бы самолично не убеждалась, что его обиталище пусто. Если бы ты знал, как тяжело быть запертой здесь, в старом форте, когда истинному Королю нужна любая помощь. Смутное время, когда для выполнения одного долга требуется предать другой.
А у нас все по-прежнему: дозоры, тренировки, рапорты. Вчера сдох наш старый пес – вот и все наши новости. Великие Валар! Как же я была слепа и наивна, когда решила нести службу здесь. Я мечтала о героических подвигах, а здесь все словно мертвое. Все как будто обмельчало, даже на ежедневных тренировках многие бьются как будто вполсилы. Я боюсь, что утрачу свое мастерство и не смогу достойно сразиться, когда это будет действительно нужно».

Перейти в главное меню