Мордор

Историческая справка.
Спустя примерно 1000 лет после того как был повергнут Тангородрим и Белерианд скрылся под волнами, на востоке в земле, окруженной горами, поселился Саурон и начал создавать там свое королевство. Тогда же он начал строить крепость Барад-дур и укреплять рубежи своей страны, которую позже люди запада назвали Мордор. Эта страна оставалась оплотом Саурона вплоть до конца 2-й эпохи.
В 1693 году 2 эп. из Мордора вышли войска Саурона и практически захватили Эриадор. Изгнать Саурона из западных земель удалось только благодаря флоту, который послал на помощь эльфам король Нуменора Тар-Минастир. Саурон скрылся в своей твердыне и с тех пор Мордор всегда был врагом нуменорцев и их потомков.
После того как Нуменор пал, Саурон вновь вернулся в Мордор и, собрав армию, в 3429 г. напал на Королевства Изгнанников и захватил Итилиэн. Между людьми и эльфами был заключен Последний Союз, и войска свободных народов встретились с Врагом на полях Дагорлад.
Враг потерпел поражение в той битве и войска Последнего Союза вошли в Мордор и осадили Барад-дур. Осада длилась семь лет, и многие погибли от огня и стрел врага, к тому же Саурон постоянно устраивал вылазки. Там, на плато Горгорот погиб Анарион, сын Элендиля, и с ним многие воины. Но наконец Саурон был повержен, и дух его, покинув тело, бежал прочь и скрылся в дебрях. Слуги Саурона были рассеяны и Черную башню сравняли с землей.
Нуменорцы поставили охрану вокруг земель Мордора, но никто не селился там из-за памяти о Сауроне, а также из-за Огненной горы, что возвышалась над долиной Горгорот, отчего та была засыпана пеплом.
Сейчас страна покинута. Изредка в горах, если забраться подальше от гондорских крепостей, можно встретить орков, но они быстро скрываются, завидев отряд людей. А если и нападают, то даже небольшая группа воинов может легко отбиться от них.

Огненная гора, возвышающаяся над равниной, спит. И только пепел, покрывающий долину на много миль вокруг, напоминает о том, что когда-то гора извергала огонь.

***

Страна Мордор расположена к востоку от реки Андуин и окружена горами: с севера – Пепельными (Эред Литуи), с запада и юга – Стеной Тени (Эфель Дуат). Северо-западную часть Мордора занимает плато Горгорот, схваченное со всех сторон клещами горных хребтов и лишь на юго-востоке соединенное небольшим проходом с долиной Нурн. В центре плато возвышается Огненная гора Ородруин. Плато Горгорот, представляет из себя каменную пустыню, которая ближе к Ородруину переходит в лавовое поле.
Дороги, присыпанные черным щебнем, здесь в основном прижимаются к предгорьям. Рождающиеся в горах реки, попав на равнину, быстро теряются в ней. Кое-где в предгорьях можно увидеть растения: низкорослые маревые деревья, колючий кустарник с твердыми, как гвозди, иглами, какая-то белесая трава… не всякие растения выдержат дневной зной и ночную стужу. Да и они существуют до тех пор, пока воды горных рек питают их корни. Но, если река, меняя русло, уходит в другое место, растения, не имеющие возможности уйти вместе с ней, умирают. Трава высыхает и рассыпается в пыль, а мертвые деревья так и стоят по берегам ушедших от них рек.
Покинутая пустынная земля… Кое-где из камней сложены какие-то монументики и стенки, иногда встречаются даже колодцы, но все они заброшены, с заплесневелой водой, либо вообще высохшие. Есть ли более безнадежное место на земле?
Единственное, что здесь неизменно – это камни. Эта страна состоит из черных камней. С севера и запада – черные скалы, с юга и востока – плоская выжженная солнцем, продутая ветрами каменистая равнина. Насколько хватает взгляда, везде черные камни, они как будто покрыты тонкой коркой блестящего черного лака. Вот уж действительно – Черная Земля! Камни устилают своими острыми осколками всю округу до горизонта – глыбы, валуны, галечные и щебневые россыпи. Даже встречающиеся иногда среди этого каменного крошева песчаные проплешины покрыты тонким слоем блестящих черных камешков, обточенных, словно галька. Похоже на металлическую чешую. Все вокруг заковано в броню.
Небо здесь почему-то не голубое, а какое-то белое. Раскаленные черные камни и раскаленное белое небо – и от этого сочетания черного и белого слезятся глаза.
Днем здесь очень жарко. Раскаленный, запертый в тесной долине воздух замирает без движения. Передвигаться очень тяжело. Иногда в голове от жары все мутнеет. Приходится заползать в ближайшую щель и приходить в себя. Только так здесь и можно передвигаться – от тени к тени.
А если отойти подальше от гор к центру долины, то становится и вовсе жутко. Воздух горячий и сухой. Когда идешь, сердце выпрыгивает из груди, пот испаряется мгновенно. Голова кружится – может от жажды, а может от солнца. Оно блещет на этих точно маслом смазанных каменных обломках. На этом панцире Эа. Здесь больше нет ни песка, ни колючек. Одна лишь гигантская наковальня. Идешь по этой наковальне, и солнце гулким молотом бьет по голове.
От раскаленных черных камней струится горячий воздух. Иногда он до того накаляется, что над поверхностью земли зарождается дрожащее знойное марево. Очертания дальних гор вдруг начинают изменяться и деформироваться. В колышущемся горячем воздухе их подножия плавятся и растекаются "озерами". Следом и верхушки гор, торчащие "из воды", тоже растворяются и исчезают, будто тонут в озере. И ты перестаешь верить в реальность того пейзажа и тех предметов, которые видишь.
А когда поднимается ветер, он несет песок и тончайшую черную пыль – пепел, что извергала когда-то Огненная Гора. И этот песок пополам с пылью просачивается через ткань, как через сито, прилипает к пальцам, хрустит на зубах, забивается в сапоги. Избавиться от него практически невозможно, поэтому по возращении в крепость приходится использовать целый арсенал щеток и метелок для стряхивания и выбивания пыли.
Эта земля порождает странные, неуместные в окружающей пустоте, звуки. Как будто где-то лопаются сильно натянутые струны. Или кто-то неритмично бьет в барабан. Может быть правы младшие народы, и это духи этой каменной пустыни играют на своих неведомых смертным инструментах. Чушь конечно! Нет здесь никого… Иногда может послышаться хруст камней, как будто кто-то идет, но это как один из тех миражей, порождаемых раскаленным воздухом, – это лишь ветер сталкивает камни друг с другом.
Ночью появляются и другие звуки. В кромешной тьме слух обостряется, а пустыня почти оживает: те немногие звери, которые здесь живут, выползают из своих убежищ, в которых прятались днем. Тихий скрежет когтей по камню, шелест чешуи, хрип, приглушенный рык, шипение, еле слышный писк… Но в основном лишь ветер свистит меж камней… И нестерпимо холодно. Да, эта земля не любит людей. Днем не сыщешь укрытия от солнца, а ночью нет защиты от холода. Люди не засыпают, а забываются в каком-то тяжелом сне, и тогда им снятся голоса. Потом никак не можешь вспомнить, что говорили эти голоса, а если и вспоминаешь, то их слова кажутся лишенными смысла – так, обрывки ощущений, осколки памяти... Этот полусон-полубред почти не приносит отдыха.
Иногда усталость порождает странные наваждения. Сначала ничего не видишь, только ощущаешь смутное беспокойство. Как человек, который думал, что он один и вдруг чувствует: нет, он уже не один, кто-то на него смотрит. Окружающий мир заволакивает неясная прозрачная дымка, окружающие предметы как бы теряют четкость, и не понимая что к чему ощущаешь, что вокруг смыкается кольцо гнева. Кажется, гнев источают камни и скалы вокруг. И этот гнев как-то странно парализует, хочется просто сесть и остаться на месте. И вроде бы ровно ничего не происходит, но прямо на глазах проявляется иной мир, чем-то неуловимо отличающийся от привычного. И иногда требуется немалое усилие воли чтобы прогнать это наваждение.
Мордор оставляет ощущение какой-то смутной необъяснимой тоски и одиночества, и как-то особенно остро здесь ощущается бег времени. И не то страшно, что среди камня и песка гаснет молодость, - но чудится, что там, вдалеке, стареет весь мир. На деревьях налились плоды, в полях всколосились хлеба, расцвела красота женщин. Но время уходит, надо бы скорее возвратиться... Но время уходит, а тебе все никак не вырваться домой... И лучшие земные дары ускользают меж пальцев, словно здешний серый песок. А среди этих камней лишь пустота, и поступки и вещи здесь не имеют смысла.

Перейти в главное меню